21 января 2018

Андрей Ширяев: Извольте отрабатывать

Военный пенсионер, а ныне председатель совета дома № 67 по улице Генкиной в Нижнем Новгороде Андрей Ширяев читателям «Жилищного вопроса» знаком. Мы уже рассказывали, как ему удалось выйти победителем из многочисленных столкновений с жилищниками и призвать их к соблюдению законов.* И это самым непосредственным образом отражается на состоянии дома: так, за 2017 год удалось сэкономить около 200 тысяч рублей, а значит, сделать больше работ. Причём Андрей Николаевич добивается справедливости не только для себя и своих соседей. «Сопровождение» жилищных проблем многочисленных знакомых, можно сказать, стало его хобби. Он с оптимизмом отмечает, что в последнее время многие конфликты разрешаются после обращения в жилищную инспекцию. Вот три свежие истории.

4-История копия

История 1. Придут и сами дадут

Дочь Ширяева живёт в доме № 5а по улице Родионова. В сентябре у неё потёк полотенцесушитель. На правах совладельца этого жилья Ширяев написал письмо в ДК Нижегородского района с просьбой заменить дырявую конструкцию.

– К сожалению, не многие жители знают, что полотенцесушитель относится к общедомовому имуществу, содержать которое обязана управляющая компания. По статье «содержание жилья» компания собирает с дома по 109 тысяч рублей ежемесячно.

Имеем мы право требовать ремонта за эти деньги? Однозначно да!

Письмо было отправлено 30 сентября, однако спустя положенное время реакции от ДК не последовало. 8 ноября Ширяев написал уже в жилинспекцию: мол, обращался в ДК, ответа не получил, а проблема никуда не делась и всё это может закончиться разрывом трубы и пролитием соседей. И вот 24 ноября на пороге квартиры появился сантехник из ДК.

– В руках у него был кусок ржавой трубы. «Но это же не полотенцесушитель», – сказали мы и закрыли дверь.

Прошло немного времени, и в квартиру явилась уже комиссия: представитель ДК Ольга Руденко, главный инженер обслуживающей организации Мария Юрина и инспектор жилинспекции Алексей Монов. За их спинами стоял давешний сантехник с той же трубой, но уже оцинкованной.

– Разговор был грубый, на повышенных тонах. Руденко сказала: покупайте за свои деньги! На что я ответил: читайте Жилищный кодекс. Мне пригрозили судом, поскольку я не допускаю сантехника ставить трубу. «Ах, вот как, – сказал я. – Тогда я объявляю вам войну. Вы в подъезде десять лет не мыли пол, светильники висят без плафонов и кругом голые провода в паутине. Не думаю, что пожарным это понравится».

Дальше между Ширяевым и Руденко состоялся следующий диалог (как изложил его Андрей Николаевич). «Вы пришли в норковой шубе, а полотенцесушитель поменять отказываетесь». – «Причём тут моя норковая шуба? Не переходите на личности». – «Если бы я не платил вам за содержание общедомового имущества, я бы не переходил на личности. Но шубы вы покупаете на зарплату, которую вам платим мы. Поэтому извольте отрабатывать наши деньги».

…По итогам той проверки Монов выдал ДК предписание до 8 декабря заменить полотенцесушитель. И опять сантехник явился с той же трубой. И снова Ширяев его завернул. А 8 декабря раздался звонок из жилинспекции: ну как, заменили?

– Похвалиться нам было нечем, и вот на следующий день к нам опять пришла комиссия.

Сотрудники ДК стояли на своём: ставить не будем, ждите повестки в суд. Тогда Монов выдал им повторное предписание заменить полотенцесушитель до 25 декабря.
И вот 24-го раздался звонок от главного инженера Юриной.

– Очень любезно она сообщила, что они готовы купить полотенцесушитель, скажите только, какой, а если вас не затруднит – купите сами на свой вкус и принесите чек. Мы выбрали хороший полотенцесушитель за 7500 рублей, нам тут же возместили деньги и в ближайшие дни установили.

История 2. Тепло для тёти Зои

С 82-летней тётей Зоей, матерью своего друга, Ширяев знаком давно. Поэтому когда бабушка попросила его помочь, тут же откликнулся. Проблема была такая: тетя Зоя живёт в доме на улице Лескова, дом управляется ТСЖ. И в одной из её комнат не было тепла. А ТСЖ жалобы игнорировало.

Ширяев написал обращение в жилинспекцию, и вскоре пришла комиссия с проверкой.
– Но тут случилось какое-то чудо, и на время их визита в комнате вдруг стало тепло. Инспектор зафиксировала +24. Но как только она ушла, тепло вновь отключили. Я позвонил в жилинспекцию и сообщил об этом, но инспектор сказала, что акт переписывать не будет. Тогда тётя Зоя под мою диктовку написала в инспекцию заявление, что просит считать акт проверки недействительным.

О том, что жилинспекция в итоге нашла управу на нерадивое ТСЖ, говорит тот факт, что однажды тётя Зоя подошла к окну и увидела, как в палисадник льётся грязь пополам со ржавчиной, а потом пошла светлая вода.

– А это значит что? То, что ТСЖ не проводило промывку и опрессовку труб. Нарушение, и ещё какое! А жилинспекция заставила их промыть трубы.

Сейчас тетя Зоя ходит по квартире в лёгком халате, а валенки и кацавейку убрала в кладовку.

История 3. Последний штрих, он трудный самый

В минувшем году в доме № 67 по Генкиной, где живёт Ширяев, отремонтировали первый этаж. Вот только лифт своими ржавыми дверками вносил диссонанс в радостную картину.

– Пишу директору ДК, что надо покрасить дверки. Но мне не отвечают. Ладно, пишу в жилинспекцию. Им выносят предписание. И вот иду на днях, а сам главный инженер лифтовой компании Ахмед Гамидович красит дверку. Не понимаю, зачем вся эта волокита. Ну сколько там краски надо? На 50, на 100 рублей? Неужели самим интересно до предписания доводить, под штрафом ходить?.. Очень радует, что у жилинспекции стало больше прав и полномочий. Но нужна инициатива от самих собственников. А они, к сожалению, в массе своей инертны и неинформированы…

____________________________________________________

*) «У подполковника добро с кулаками», «Жилищный вопрос» от 5 июня 2017 г.

Татьяна КОКИНА-СЛАВИНА
Фото Дмитрия МАРКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*