Не в «чёрную дыру», а в развитие

Можно ли избежать роста тарифов? С 1 июля в России проиндексированы тарифы на электроэнергию, жилищно-коммунальные услуги. Несмотря на то что общая сумма повышения составит не более 12%, фактическая разница между прежней суммой, которую нижегородцы привыкли видеть в своих квитанциях, и нынешней может неприятно удивить. Вслед за энергетиками и коммунальщиками власти утверждают: это объективная необходимость. И […]

Можно ли избежать роста тарифов?

С 1 июля в России проиндексированы тарифы на электроэнергию, жилищно-коммунальные услуги. Несмотря на то что общая сумма повышения составит не более 12%, фактическая разница между прежней суммой, которую нижегородцы привыкли видеть в своих квитанциях, и нынешней может неприятно удивить. Вслед за энергетиками и коммунальщиками власти утверждают: это объективная необходимость. И действительно, избежать повышения тарифов невозможно. Тем более после того, как их рост был на некоторое время заморожен — по всеобщему мнению, сугубо по политическим соображениям. Так откуда же что берётся? На эту тему размышляет директор Нижегородской областной ассоциации ТСЖ Григорий ШКАЛИН.

ПРОБЛЕМА РЕНТАБЕЛЬНОСТИ

Напомним, в Нижегородской области работает социально ориентированная программа. Субсидии семьям с невысоким уровнем дохода начинают начисляться, если оплата коммунальных услуг доходит до 18% совокупного дохода семьи, а не 22% и более, как в основном по России. То есть острота социальной напряженности в регионе априори должна быть меньше, чем у кого-то из соседей. Но это снимает только часть проблемы и, по большому счёту, не самую существенную.

К сожалению, сегодняшние реалии развития энергетики и жилищно-коммунального хозяйства таковы, что компаниям по-прежнему приходится преодолевать последствия эпохи «безвременья», когда в течение десятка лет в эти сферы фактически не вкладывалось никаких инвестиций. В результате изношенность сетей достигла предельно допустимой отметки. Она настолько высока, что не находится компаний, готовых взять на баланс, к примеру, сеть котельных: издержки слишком велики.

Коммунальные сети, по разным оценкам, изношены на 70—80 процентов, в любой момент всё это хозяйство может просто рухнуть, и люди останутся без тепла и воды. Нижегородцы могут вспомнить массу примеров того, как в их домах неожиданно отключалась горячая или холодная вода. Случались и перебои с электричеством, особенно из-за природных катаклизмов.

Конечно, надо отдать должное нашим спецам: как правило, подобные аварии не носят тотального характера и устраняются максимально быстро. Но нельзя бесконечно латать дыры. Нужны коренное восстановление сетей, реконструкция. Значит, нужны инвестиции, и тарифы так или иначе должны расти.

«КОММУНАЛКА» ПО ПРАВИЛАМ

ЖКХ — это, возможно, самая проблемная сфера в стране. Если в электроэнергетике удалось и упорядочить систему расчётов, и чётко разделить сферы влияния генерации, сетей и энергосбытовых компаний, то в жилищно-коммунальном хозяйстве по-прежнему наблюдается масса несоответствий между зонами ответственности различных юридических лиц, а общая нехватка инвестиций наиболее остра.

Многие аналитики утверждают: в крупных городах поставки тепла и воды могут быть рентабельными. Это подтверждается практикой: как правило, в областных центрах помимо государственных компаний активно развиваются частные поставщики. Но коммунальное хозяйство небольших муниципальных образований — проблема из проблем. Там настолько невелик объём выручки, что её не хватает даже на то, чтобы просто поддерживать «коммуналку» в её сегодняшнем состоянии.

Тарифы тарифами, но перед правительством стоит вопрос: обеспечить компании, работающие в небольших городах, льготными налоговыми условиями либо передать их в частные руки, крупным игрокам рынка, в нагрузку к «хорошим» объектам. В любом случае жилищно-коммунальной сфере нужны чёткие и продуманные правила игры. Если они будут, этот сектор может стать интересным для коммерсантов, и дело сдвинется. Эта проблема понятна всем, и Министерство регионального развития, надо полагать, сейчас работает над целевой программой.

Пожалуй, идеальным вариантом могло бы стать государственно-частное партнерство. Государство могло бы предлагать концессии и передавать объекты инфраструктуры частным компаниям в управление. При этом государство обязано было бы включать в долгосрочные тарифы потери в сетях, вложения в инфраструктуру и окупаемость.

ПОСРЕДНИК ПОД КОНТРОЛЕМ ГОСУДАРСТВА

В сфере электроэнергетики подобная система отношений отработана и уже продемонстрировала свою эффективность.

Сегодня на этом рынке действуют три группы компаний. Генерация производит, сетевые компании занимаются транспортировкой электроэнергии, сбытовые — её распределением между конечными потребителями.

Роль генерирующих компаний очевидна и понятна всем: они производят электроэнергию. На долю генерации приходится почти треть составляющей тарифа в энергетике (31%). 66% стоимости электроэнергии приходятся на сетевые компании, которые транспортируют её от производителя до потребителя. На сбыт, таким образом, остаётся около трёх процентов.

По сути, всякая сбытовая компания в энергетике, которая и собирает с нас деньги за электричество, — это специализированная торговая компания. Энергосбыт выполняет ту же функцию, что и какой-нибудь «Магнит» или «Спар» для легкой и пищевой промышленности.
С той лишь разницей, что потребители у него, как правило, постоянные, а если объём потребления и меняется, то, что называется, в пределах погрешности и не сразу.

Иметь более миллиона клиентов, каждому из которых регулярно нужно выставлять счёт и следить за свое-временностью платежей, — это норма для сбытовых компаний. Они являются тем необходимым звеном между производителем и потребителем, без которого цепочка «товар — покупатель» элементарно не сможет существовать. Если вычеркнуть посредников, мировая экономика быстро придёт к состоянию натурального хозяйства, характерному для первобытно-общинного строя.

Таким образом, сбытовики — столь же необходимое звено в цепочке продаж, как производитель и потребитель. Однако если в сфере торговли продуктами питания сбытовые компании закладывают цены из расчёта 5 процентов прибыли, то на рынке электроэнергии, четко регулируемом государством, сбытовые компании, как правило, могут рассчитывать лишь на 1—2 процента.

С апреля 2012 года вступили в силу новые правила формирования тарифов. В первую очередь эти изменения затронули продажу мощности на рынке. Основные неприятности, правда, от введения нового закона достались юридическим лицам, но и просто граждане, абоненты сбытовых компаний, тоже, скорее всего, смогут ощутить на себе неприятные изменения.

Главный недостаток новой системы расчётов специалисты видят в том, что жители не смогут сами выбирать наиболее эффективный тариф и расходовать электроэнергию так, чтобы получить минимальные затраты, — нивелируется применение двухтарифных и многотарифных счётчиков.

Любые действия потребителя (вплоть до полного перехода к использованию электроэнергии в ночное время и в выходные) меньше влияют на стоимость электроэнергии для него, чем действия «крупняка», использующего электро-энергию в не сопоставимых с квартирными масштабах. Ведь цена, которую человек платит за электричество, зависит теперь от того, в какой час сложился пик потребления на рынке, а повлиять на это он никак не может.

Таким образом, в новых правилах не заложен стимул к энергоэффективности на «квартирном» уровне, а значит, и вообще в подавляющей части ЖКХ. Но, надо полагать, эти правила представляют собой некий промежуточный вариант и ещё будут меняться по мере того, как конкуренция на оптовом рынке электроэнергии перейдёт на розничный.

ПЛАТИТЬ ПО СЧЕТАМ — ЭТО ЗА ЧТО?

Система расчётов за электричество в России действует таким образом, что, получая электроэнергию от сетевиков, сбытовые компании оплачивают её в тот же момент. Потребители же рассчитываются лишь через месяц после её использования. Таким образом, сбытовые компании не только предоставляют потребителям по сути беспроцентный кредит на месяц, но и принимают на себя все риски неплатежей.

Достаточно быть знакомым всего лишь с азами экономики, чтобы понять: риск неплатежей закладывается в тариф, и чем он выше, тем выше сумма к оплате для добропорядочных плательщиков. Таким образом, откладывая на потом визит в банк или на почту, жители автоматически готовят почву для очередного повышения цен, чего, разумеется, никто из них не желает.

Впрочем, плата за риск — это всё-таки мелочи! Главное в другом. Убери из общей системы энергосбытовые компании — и все долги розничного рынка лягут на сети и генерацию.
А инфраструктура во всей стране действительно изношена, и сетям нужны средства на восстановление. Огромные инвестиционные программы осуществляет сейчас, наконец, генерация. При этом не прекращается рост стоимости газа — сырья для производства электроэнергии. Отсюда и рост тарифов. И хотя у сетей и генерации теперь неплохая рентабельность, практически всю прибыль они направляют в инвестиции. И дай бог, чтобы это, последнее, продолжалось — на благо прежде всего потребителям.

Николай Лебедев

Родился в Москве в 1975 году. В 1997 году окончил факультет журналистики МГУ. В 2000 году начал карьеру журналиста.

С 2014 года работает в качестве военного эксперта-журналиста, специализируясь на конфликтах и военных операциях в Чечне, Грузии и на Украине.

ZVопрос: военные новости России и мира