Синдром Плюшкина

Как-то я побухтела в «Жилищном вопросе» на тему захламлённости наших балконов и лоджий. На это меня сподвигла новогодняя поездка по Беларуси: Минск, Могилев, Витебск, Орша. Тогда я обратила внимание на красоту и чистоту их балконов. Они у белорусов именно балконы, а не застеклённые кладовки. Причём эта чистота прослеживалась не только на «первой линии», но и […]

Как-то я побухтела в «Жилищном вопросе» на тему захламлённости наших балконов и лоджий. На это меня сподвигла новогодняя поездка по Беларуси: Минск, Могилев, Витебск, Орша. Тогда я обратила внимание на красоту и чистоту их балконов.

Они у белорусов именно балконы, а не застеклённые кладовки. Причём эта чистота прослеживалась не только на «первой линии», но и в отдалении от центра любого из городов.

И вот какими-то неисповедимыми путями наша газета попала в руки художнице из Могилёва, которая сейчас живет на два города: родной и Москва. Женщина нашла меня в интернете. У нас завязался разговор, и она поведала мне тайну эстетичности белорусских балконов.

Оказывается, никакие власти жителям ничего не запрещают (это я так предположила в своей статье).

Просто у них чистый балкон – нечто само собой разумеющееся. Есть привычка пить на балконах чай, релаксировать – музыку слушать, книжки читать, на прохожих смотреть, закатом любоваться.

Бельё на балконах они не развешивают – для этого есть сушилки. Лари с барахлом? Нет, не слышали.

Но, по словам художницы, могилёвские балкончики – далеко не верх совершенства. Она вспомнила, что ещё в школе их возили на экскурсию в Вильнюс и Ригу, и учительница акцентировала внимание детей именно на тамошних балкончиках. Мол, вот к чему надо стремиться.

И дети стремились. Многие из них после этой поездки рассказали об увиденном родителям и совместно внесли какие-то улучшения в дизайн своих балконов.

Могилёвская художница высказала соображение, что благоустроенные балконы Беларуси и Прибалтики – следствие более близкого расположения к Европе. Потому и европейскую установку на чистоту и красоту белорусы и прибалты перенимают быстрее.

Но многие из нас тоже бывают за границей и видят те же самые европейские балконы. Однако почему-то упорно не желают расставаться со старинным комодом, набитым кримпленовым тряпьём и выпоротыми из древних платьев «остродефицитными» – в 80-е годы! – застёжками-молниями. Вот почему так? Неужели синдром Плюшкина, какой ещё Гоголь нарисовал, в нас так живуч?

На кухне была
Татьяна КОКИНА-СЛАВИНА

Николай Лебедев

Родился в Москве в 1975 году. В 1997 году окончил факультет журналистики МГУ. В 2000 году начал карьеру журналиста.

С 2014 года работает в качестве военного эксперта-журналиста, специализируясь на конфликтах и военных операциях в Чечне, Грузии и на Украине.

ZVопрос: военные новости России и мира