Гордеева из Гордеевки

939
6 минут
Гордеева из Гордеевки
сорок три года управляет домом, где женщина... «лезет» на стену Да-да, это та самая девятиэтажка рядом с Гордеевским пятачком, на торце которой лет десять назад нарисовали женщину с коляской, мужчину у стола и прочих персонажей. О красоте «полотна» можно спорить, да и местные не в восторге, однако дом № 11 по Московскому шоссе благодаря этому рисунку даже прославился: о нём тогда написали многие местные газеты. Но настоящая достопримечательность этой девятиэтажки – председатель домового совета. Полине Гордеевой 88 лет, и 43 из них она трудится на благо дома и жителей. 1-ПерсонаГордеева копия Квартиру за культуру В далёком 1974-м, когда Полина Фёдоровна с мужем вселились в эту новостройку, никаких советов домов в нынешнем их виде ещё не существовало, но старшие по дому и подъездам были. Старшей Гордеева стала в первый же год, и вот с тех пор никто её не «понизил». Квартиру Полина Фёдоровна пробивала аж в Москве... в министерстве культуры. – Почему там? Так у меня супруг на аккордеоне играет, а дочь и сын – на скрипке и фортепьяно. Государству же это нужно? – объясняет Полина Фёдоровна. После поездки в столицу дело решилось за месяц, хотя до этого Гордеевых мурыжили четыре года. А ведь квартира с удобствами была не прихотью, а жизненной необходимостью семьи. К тому времени супруги воспитывали детей-погодков, а сами были инвалидами первой группы. Полина Фёдоровна, химик на авиационном заводе, в 35 лет получила производственную травму и была вынуждена уйти на пенсию по инвалидности. Её муж, инженер с завода аппаратуры связи имени Попова, пострадал во время дежурства в добровольной народной дружине. Бросился разнимать драку, а его швырнули затылком на асфальт. Выжил, но всю жизнь страдал от приступов эпилепсии. Несмотря на то, что Полина Фёдоровна окружила мужа заботой и даже провожала до заводской проходной, его состояние ухудшалось, и ему пришлось покинуть завод. Но закончилась жизнь производственная – началась жизнь общественная. Конец бомжатнику Кто жил около вокзала, знает, что удовольствие это ниже среднего. Круглосуточный шум поездов, вечно пыльные окна, повышенная концентрация асоциального элемента. В подъезды дома № 11 ломились бомжи, в окна норовили залезть воры. О том, что творилось в доме и окрестностях, Полина Фёдоровна вспоминает с содроганием: – Заходишь в подъезд, а там один бродяга за дамой «ухаживает», а второй рядом стоит, очереди дожидается. В соседнем доме на мужчину напали, ударили по голове, а пока он лежал без сознания, стащили дублёнку и хорошие ботинки. Спасибо Борису Немцову – на наш и соседние дома установил на подъездах кодовые замки. Но надо было преградить доступ посторонним ещё и в подвалы: – Как-то по дому стало распространяться зловоние. Оказалось, это гнил труп женщины, которую какой-то подонок затащил в подвал и убил. После этого я потребовала в тогдашнем ДЕЗе Канавинского района, чтобы вентиляционные люки закрыли железными листами, а на них повесили замки. А потом Канавинская ДК окончательно завершила преображение подвала. Теперь там чистота, порядок, и крыс жители не видели уже несколько лет. – С домоуправляющей компанией у нас взаимопонимание, – говорит Гордеева. – Уборщица золотая. Попросишь её окна помыть – обязательно вымоет, хотя, может, по графику и не положено. Дворник работает на совесть. За последние годы нам фасад в порядок привели, утепление сделали, все четыре подъезда отремонтировали и заменили электропроводку в местах общего пользования. С благодарностью вспоминает Гордеева руководителей «раньшего времени». Это были люди! – Александр Александрович Соколов, главой горисполкома был, сделал нам пешеходный переход, когда у нас на Московском шоссе беременную женщину с мужем сбили насмерть. Я добилась. Объяснила ему, что люди идут на рынок, в универмаг. Не будет никто до тоннеля идти, многие будут через дорогу бегать. А зачем нам эти трагедии? Немцов, как уже говорилось, поставил кодовые замки на подъезды. Николай Сатаев помог заменить лифты – сразу четыре новых смонтировали, по миллиону каждый. – А сейчас с властью что-то странное и страшное происходит, – делится Полина Фёдоровна своими впечатлениями. – Они словно отгородились от людей. После Сатаева в районной администрации не знала ни одного толкового, человечного главы. Никто ни во что не хочет вникать. К Кондрашову пыталась записаться на приём, несколько раз приходила в мэрию – отказ. Депутат наш местный, когда избирался, заливался соловьем: «Моё Канавино, мои канавинцы». А сейчас до него не достучаться, и до помощника его тоже. «Не хотим жаться к стенке» Сейчас самая насущная проблема у Гордеевой – прекратить езду через двор посторонних машин: – По своим же тротуарам мы ходим крадучись, к стенке жмёмся. Уже сшибли двух женщин, ребёнка... Когда-то вопрос решился просто: на въезде во двор положили бетонный блок. Но вот рядом с домом закипело строительство гостиницы, и блок убрали: дескать, мешает подъезжать к стройке. – Жаловались в администрацию, в ГИБДД. Нам говорят: вы не против шлагбаума? Конечно, не против! А нам: за счёт собственников. Но на каком основании мы должны платить? Пусть платит тот, из-за кого мы страдаем – строитель гостиницы. Помимо залётных автомобилистов, деятельная управдом борется и с одним местным: – Ни у одного другого дома я не видела, чтобы люди ставили машины впритык к мусоропроводу. Из-за этого дворник не может вытащить короб с мусором. Но сколько мы ни внушаем этому автомобилисту, он только матерно нас посылает.. Гордеева несколько раз вызывала полицию, писала заявление. Но пока воз и ныне там: – Говорят: надо сфотографировать эту машину у мусоропровода, и чтобы номера видны были, и принести в ГИБДД. Вот буду фотоаппарат искать... Полина Фёдоровна уже двадцать лет как вдова и до сих пор пишет стихи памяти своего Геннадия. Но на одиночество она не жалуется – к ней часто приезжают сын и дочь, внуки. Да и какое может быть одиночество, когда вся её жизнь проходит на людях и с людьми? Несмотря на преклонные годы и хрупкое здоровье – за последний год трижды лежала в больнице, – она полна желания жить и работать на благо дома и его жителей: – Общественная работа мне не в тягость, она меня окрыляет. Прожить бы подольше, я ещё много добрых дел сделаю...

Надежда САХАРОВА Фото Дмитрия МАРКОВА

Комментарии для сайта Cackle