Как управдом с Володарки расследовала… убийство

817
7 минут
Как управдом с Володарки расследовала… убийство
Не зря Евгения Громова окончила юридический вуз. И хотя она стала гражданским юристом, знания по криминалистике ей очень пригодились. Причём самым неожиданным образом! Два года назад председатель совета дома № 4 по улице Володарского занялась расследованием… убийства двенадцатиподъездной многоэтажки, в которой живёт уже 28 лет. 5-Персона копия Евгении Громовой (слева) есть на кого опереться: в совете дома 24 человека! Психология перфекционистки В доме № 4, так называемом номенклатурном, самоуправление стало зарождаться всего четыре года назад. В совете дома «первого созыва» Евгения Громова отвечала за юридические вопросы. Поработать удалось очень эффективно: – Мы внесли больше ста правок в договор управления. Перепроверили все цифры. Взять хотя бы то, что в договоре наша придомовая территория была больше на семь тысяч квадратных метров, чем это значилось в бумагах БТИ. А это значит, что собственники переплачивали за содержание. Евгения Никитична шутит, что у нее психология патологической отличницы. Поэтому, когда в 2014-м её избрали председателем совета дома, она начала с детального обследования здания. На подмогу позвала внука с фотоаппаратом. Осмотр «места происшествия» вёлся так, как учили в юридическом: Громова вела беспристрастный и дотошный поиск доказательств по «делу об убийстве дома». – Меня поразило, как легко оказалось попасть на крышу. А какой бедлам на ней творился! Всё опутано кабелями интернет-провайдеров, кое-где выросли деревья, в оголовок шахты лифта были вколочены металлические костыли. Тут же валялись бесхозные железные листы. Представляете, любой порыв ветра мог их поднять и понести! Громова рассказывает, что в ДК Нижегородского района на претензии активистов отреагировали с пониманием. Убедившись, что их требования законны, прислали сотрудников для очистки крыши. Вывезли более тонны мусора! Сейчас на крыше относительный порядок. Следом совет дома взялся за палисадники. Около одного подъезда его самовольно огородили высоким забором. Пришлось вызывать специалистов и демонтировать его. – Недовольные кричали! – вспоминает Евгения Никитична. – Но мы не отступили. Ничего лишнего Что такое 12 подъездов и 442 квартиры? Это 22 719 «голосующих метров» на общем собрании. Теперь представим, каково это – провести в таком доме голосование. Тем не менее общедомовые собрания здесь проходят без сучка и задоринки, и результаты ни одного из них не были отменены. Всё просто и одновременно сложно: надо разъяснять людям, за что они голосуют, и соблюдать все требования законодательства. – Когда голосовали за спецсчёт на кап-ремонт, я в каждой квартире нобелевскую лекцию читала! – смеётся Громова. – Зато жители поняли и прочувствовали, что дому это действительно нужно. Выстроили отношения и с ДК. Громова считает, что за те деньги, что жители платят домоуправителям, они вправе требовать от них качественного обслуживания. – С квадратного метра за содержание и ремонт мы платим 30 рублей. Из них пять рублей уходят на условный лицевой счёт дома – на текущий ремонт. Это миллион триста тысяч в год, и за эти деньги нам принадлежит право требовать. Остальные 25 рублей идут на содержание. Это больше полумиллиона рублей в месяц. Можем мы за такие деньги хотеть, чтобы в наших подъездах и на придомовой территории было чисто? Если уборщица пришла в подъезд с ведром уже грязной воды, с верхних этажей метёт на перила нижних, а через десять минут её уже не видно – должны мы мириться или нет? Сейчас уборку подъездов принимают только председатель и члены совета дома. С ДК есть договорённость, что подпись кого-то другого в акте выполненных работ силы не имеет. Евгения Никитична проверяет чистоту так: проводит по перилам сырой белой тряпкой. И если она становится серой, запечатывает её в файл и относит в ДК. – Я не требую от ДК ничего лишнего. Всё как в суде. Никаких эмоций, претензии только по существу. По 30 дней ответа на свои обращения не жду. Если подвижки не происходят в первую неделю, иду к руководителю нужного отдела. Безрезультатно? Записываюсь на приём к главе ДК. Воздух впустую не сотрясаю, оперирую только фактами. Фотоаппарат у меня всегда наготове, и флешка то и дело пополняется. Кстати, Громова никогда не ходит по инстанциям одна. Обязательно берёт с собой кого-то из совета дома – чаще всего Наталью Соломину, в прошлом физика-ядерщика. Евгения Никитична объясняет: «свой» свидетель нужен, чтобы ваши слова никто не «перекрутил». «Один раз увижу – не забуду» – У меня редкая память, – признаётся Евгения Никитична. – Если кого-то увижу один раз, то «сфотографирую» навсегда. Эта редкая особенность – а мы убедились, что Громова помнит множество длинных телефонных номеров! – помогла ей отвадить от дома наркодилеров. Дело было так: – Как-то я увидела мужчину и женщину, которые копались под одной из досок придомовой лестницы. Спросила, в чём дело. Они ответили, что ищут потерянные ключи. Но когда спустя полгода я снова увидела этих людей около дома и они снова якобы искали ключи, я поняла, что они делают наркозакладки. Ответ Чемберлену стал таким: активисты добились демонтажа старых щелястых лестниц и установки новых, железобетонных. Теперь наркотики прятать попросту негде. Громова бдит всегда. По её инициативе собственники отказались от прежней домофонной компании и перешли к другой, которая бесплатно установила в каждом подъезде по три видеокамеры. Цена вопроса – 60 рублей с квартиры ежемесячно. – Тут же прекратились испражнения в подъездах и прочие непотребства, – говорит Евгения Никитична. – И за работой уборщиц я могу по камере проследить. На этот год у активистов большие планы: – Нужно доделать то, что начали. Заменить окна во всех подъездах (а это 200 штук), отремонтировать трубы горячего розлива с первого по шестой подъезд, сделать новую отмостку, водосточные желоба, установить над подъездными козырьками системы водоотведения. Три водостока уже заменили, пора браться за остальные. Средства у дома есть, и не только за счёт платежей. Получается кое-что и сэкономить. – ДК перевела нам на счёт 167 тысяч рублей, которые у нас оставались по статье «капремонт» по состоянию на 1 января 2015-го. Плюс у нас образовалась экономия по теплоэнергии – 452 тысячи. На эти деньги в 12 подъездах мы установили энергосберегающие светильники по 10 ватт и датчики движения. А ещё активисты подумывают о том, чтобы художественно оформить фасад дома. И удобный случай вроде как представляется: скоро Нижний примет чемпионат мира по футболу, на приведение в порядок центральных улиц будут выделяться деньги… – Хотим сделать фрагментарную окраску фасада дома и лицевое ограждение балконов заменить на современное, – загадывает Евгения Никитична. Сражаться и выжить Недавно Громову чествовали как лучшего управдома в Нижнем Новгороде. – Что мне помогает в работе? Лидерские качества, железная воля, два высших образования. Ну, и то, что я родилась зимой. Тому, кто рождён в холода, выжить труднее всего, поэтому эти люди часто сильнее других. Они прирождённые бойцы и «выживальщики». Она говорит, что ей не надо почёта. Мотивация другая: – Если дом будет в плохом состоянии, то могут потребоваться срочные работы. А если денег на счету будет недостаточно, то нас могут принудить взять кредит в банке. Так вот, мы с коллегами работаем для того, чтобы делать этого не пришлось. Громова считает, что их дому нет резона создавать ТСН: – У нас всё ещё немало старых коммуникаций, по нормативам они требуют замены. Да к нам в первый же год придут проверяющие и обложат товарищество миллионными штрафами! Тем более сейчас, когда бюджет дефицитен. Нет уж, нам пока и с домоуправляющей компанией живётся неплохо. Тем более что наш совет дома поддерживает Национальная ассоциация организаций ЖКХ. МАКСИМЫ ОТ ЕВГЕНИИ ГРОМОВОЙ – Вижу цель – иду к ней. – Не занимай круговую оборону – так ты попадешь в окружение. Никогда не воюй сразу со всеми. – Прежде, чем входить, подумай, как будешь выходить. – Не ввязывайся в бой, если не уверен, что выиграешь.

Татьяна КОКИНА-СЛАВИНА Фото Дмитрия МАРКОВА

Комментарии для сайта Cackle